Начала

I

Айкидо — это путь гармонии. Для некоторых это боевое искусство, представляющее собой сплав физических возможностей и силы атаки. В то же время айкидо -- это рукопожатие, которым мы приветствуем каждого, встретившегося на жизненном пути. В определенном смысле его можно назвать инструментом установления контактов между людьми. Это — движение танцующих танго; это — переплетение рук борцов на спортивной арене; это — ритмичные ласки любовников.

Айкидо располагает определенными средствами, с помощью которых мы можем посмотреть на себя со стороны глазами других людей и во взаимодействии с окружающей средой. Эти средства способствуют нашему единению с человечеством и с вселенной, Взяв их на вооружение, мы познаем себя на всех уровнях: физическом, биомеханическом, интеллектуальном, эмоциональном и духовном. Они подобны двусторонним зеркалам, позволяющим одновременно видеть оппонента, наблюдать за собственным поведением и контролировать намерения оппонента.

Айкидо — это процесс. Предубежденность и стремление к заранее предопределенному результату принижают ценность поступка и самого искусства жить. Результат взаимодействия с противником может быть нейтральным, вдохновляющим или жестоким. Он может вызвать всплеск эмоциональной энергии либо принести умиротворение и покой. Период между началом и концом и есть жизнь с ее впечатлениями, опытом и уроками. Исток подразумевает возникновение потока, течение которого дарует нам жизненный опыт со всеми его возможностями.

В айкидо существует система проверок, включающая как официальные испытания, проводимые в процессе обучения, так и непосредственный жизненный опыт вне стен тренировочного зала. Во время тренировочных спонтанных схваток (рандори) многократно демонстрируется способность «сохранять свое лицо», равно как и эмоциональная, духовная и физическая зрелость участников. Иными словами, проверка качеств личности осуществляется ежесекундно и непрерывно, то есть в потоке.

Частью потока, или процесса, наблюдения, эмоционального переживания, обучения и практического опыта, является оценка личных достижений, которые постепенно приближаются к уровню истинной сущности человека. В этом смысле практика боевого искусства с целью самообороны гармонизирует физические, интеллектуальные, эмоциональные и духовные аспекты личности. В результате отношения с другими людьми и с окружающей средой также становятся более гармоничными. Таким образом, изучение боевого искусства является средством постижения нашей истинной природы.

Происходит непрерывное совершенствование личности и ее подсознательных мотивировок. Спиральные циклы постижения повторяются по мере эволюционного развития индивидуума, а сам процесс обучения с каждым новым циклом наполняется новым знанием и мудростью.

II

Каковы же причины, заставляющие человека продолжать свой поиск или начинать сначала? Почему одни люди значительную часть своей жизни последовательно что-то изучают (например, айкидо), а другие, раз попробовав, останавливаются на достигнутом? В свое время я понял, что лишь пять процентов переступивших порог тренировочного зала продолжают практиковать айкидо в течение длительного периода. Из этих пяти процентов найдутся такие, которые никогда не отступятся от намеченной цели, в то время как остальные будут время от времени прекращать занятия, чтобы впоследствии возобновить их. Каковы же причины, заставляющие последних бросать занятия, а затем, что более важно, вновь и вновь возвращаться в тренировочный зал?

Конечно, не следует отрицать наличия внешних факторов, влияющих на популярность айкидо. Так, желающих записаться в секции по изучению боевого искусства становится значительно больше после выхода очередного кинобоевика, в котором главный персонаж поражает зрителей своим мастерством и техникой. Мысленное отождествление себя с киногероем нередко подталкивает зрителей к тому, чтобы отправиться в ближайший додзё в расчете на то, что тренировки сделают их такими же неотразимыми и привлекательными. Сознательное или подсознательное стремление к драматическим эффектам подталкивает человека к изменению собственного образа.

Первые дни и даже годы тренировок обогащают человека новыми навыками по физической самообороне и по мере сдачи формальных экзаменов наполняют его чувством удовлетворения достигнутым. Однако значительный «отсев» происходит уже в первые дни занятий, так как физическая форма новичков оставляет желать лучшего; их тело и разум недостаточно скоординированы для того, чтобы они почувствовали дух соперничества. Еще одной причиной разочарования на ранних стадиях обучения могут быть завышенные ожидания скорого успеха.

Те же, кто упорными тренировками в течение четырех-пяти лет добился формального успеха и получил черный пояс, должны пересмотреть свой подход к делу и по-новому взглянуть на путь дальнейшего совершенствования. Базовые знания основных приемов боевого искусства еще не означают истинного мастерства. При этом удостоенные черного пояса и хакамы (юбка-штаны) преисполняются чувством собственной значимости, которое нередко бывает обманчиво, ибо внешняя форма не всегда соответствует внутреннему содержанию, а новая экипировка — боевым и духовным качествам.

Согласно древнему высказыванию, истинная тренировка начинается лишь после того, как человек заслужил черный пояс, а все, что предшествовало этому событию, следует рассматривать как начальную подготовку. Итак, мы готовы вновь приступить к занятиям, но как?

III

Изучение — это процесс обретения знания и усвоение этого знания на уровне практического применения. Результатом обучения является приобретение навыков. Так, в айкидо базовые техники предполагают методики все более углубленного изучения. Для выполнения этих приемов необходимо познать законы движения собственного тела и научиться применять эти законы с наибольшей эффективностью. Мы узнаем, что повышенная эффективность — следствие более глубокого осознания самих себя в этом мире и понимания силовых линии противника. Мы узнаем, что дыхание поддерживает наши движения, и знание этой истины становится еще одним уровнем мастерства. Мы начинаем постигать тонкости еле заметных мускульных усилий, структурной и нервной деятельности и учимся воплощать эти знания на практике. Мы осознаем всю мощь крупных мускулов нашего туловища и обретаем власть над более мелкими мышцами конечностей. Мы постигаем свой центр, ту область в нижней части живота, которая и есть исток и начало каждого движения.

В процессе осознания физических возможностей собственного тела следует различать несколько уровней. При этом нужно помнить о том, что мастерство не приходит в одночасье. Как только навыки одного уровня доводятся до автоматизма, можно сосредоточить внимание на другом аспекте искусства, на очередном этапе самосовершенствования. Однажды приобретенное знание вдохновляет и поддерживает нас в новых поисках и эволюционном развитии.

* * *

Любой прогресс подразумевает поступательное движение и сам по себе представляет сущность искусства. Каковы же составляющие ускорения этого процесса? Ответ прост — начальные навыки, целеустремленность, практика, хорошие учителя и открытость к восприятию нового. Но во всем следует знать меру. Скорее всего, читая эту книгу, вы лишь просмотрите некоторые разделы, уделяя основное внимание материалу, который интересует вас в первую очередь. В зависимости от навыков читатель усвоит те темы, которые ему наиболее близки. Все остальные значения, концепции и толкования будут им восприняты в зависимости от степени открытости и способности его ума к усвоению новой информации. Вполне возможно, вам придется вновь вернуться к уже прочитанному, чтобы вызвать в уме новые ассоциации и осознать смысл, скрытый между строк.

Как гласит старая поговорка, учитель приходит тогда, когда ученик готов к его приходу. В то же время в этом высказывании ничего не говорится о личности самого учителя. Можно предположить, что новый уровень постижения зависит от нового учителя. Однако не исключено, что новое восприятие в большей степени зависит от иного взгляда на предмет изучения. Также вполне вероятно, что новые горизонты спонтанно открываются тем, кто относится к жизни вдумчиво и внимательно.

* * *

Я всегда этим восхищался. Либо она видела то, что я не замечал, либо безотчетно верила в существующий порядок вещей. Она отнюдь не отличалась безрассудством, просто поступала так, будто каждый шаг был началом нового пути. То, что должно было случиться, не имело значения, пока не происходило. Происходящее не было заранее предусмотрено, и каждый новый шаг не был продуман. Каждое мгновение и каждое движение определялись тем, что происходило и существовало, и лишь этому она уделяла внимание. Она не могла пережить прошедшее заново, у нее и не было на это времени. Это просто не имело значения. Точно так же она не рассчитывала очередные двенадцать шагов, ибо ее интересовала лишь неопределенность настоящего момента, О будущем не стоило думать, так как его нельзя было прогнозировать подобно настоящему.

Это было восхитительно. Это было похоже на полнейшее безрассудство, но в то же время создавалось впечатление, что каждый шаг был отрепетирован заранее. Каждое движение было расчетливо и совершенно. Казалось, она проделывала это сотни раз и сейчас может повторить с завязанными глазами. Но я знал, что это было не так. Мы никогда раньше здесь не бывали.

У нее не было времени размышлять и что-либо планировать. Все происходило как по писаному и без каких-либо на то усилий. Это происходило в настоящий момент. Это было подобно тому, как если бы вы перепрыгивали с одного листа кувшинки на другой и, из страха утонуть, были не в силах остановиться. Она же, казалось, каждым движением оценивала текущий момент и мгновенно принимала спонтанное решение по поводу следующего действия.

Я не знаю, как ей это удавалось, и уж, конечно, не верю в ее безрассудство. На мой взгляд, это было стремление к беззаботному веселью и упование на волю судьбы. Если несчастье произойдет, то настанет время принять своевременные меры. Если же удар судьбы будет фатальным, то нечего и думать над этим.

Так рыжая охотничья собака Молли стала моим учителем во время нашей прогулки по окрестностям. Для меня это была обычная прогулка с домашней любимицей, но для нее стала увлекательным приключением, отважным спуском по склонам холмов и бесстрашным путешествием сквозь кусты и вниз по высохшим руслам ручьев.

* * *

Учителя могут заострить наше внимание на новом знании. Однако они отнюдь не являются воплощением этого знания, которое каждый получает самостоятельно.

Несложно написать, прочитать или поговорить о таких понятиях, как концентрация, восприимчивость, органичность, жизнь одним моментом или «жизнь в потоке». Но для привнесения такого знания в технику требуются личные усилия. Еще сложнее переосмыслить это знание за стенами додзё или вне контекста печатного слова и воплотить его во всех аспектах повседневной жизни.

Во время тренировок по айкидо мы начинаем с того, что ставим некую заранее обусловленную цель; иными словами, мы рассчитываем, что попытка исполнения того или иного приема увенчается успехом. Например, на начальном уровне мы изучаем особенности и последовательность проведения комбинации технических приемов. При этом наше внимание сосредоточено на конечной цели — победе над противником. В данном случае велика вероятность потерять контроль над самим процессом. Тем не менее в процессе исполнения комбинации приемов есть возможность сделать важные наблюдения и получить новые практические уроки. Постепенно мы начинаем воспринимать этот поток интуитивно и со временем сможем экстраполировать его восприятие на повседневную жизнь.

IV

Практические занятия любым искусством служат зеркальным отражением нашего отношения к окружающему миру и способом взаимодействия с этим миром. В этом смысле длительное изучение такого искусства, как айкидо, приобретает особое значение. Постигая его принципы вне безопасных стен тренировочного зала, мы постоянно наращиваем потенциал для духовного роста.

Как известно, тело играет роль своего рода механизма взаимодействия и общения. Оно многое говорит о нашей природе и контактах с другими людьми. Есть немало технических возможностей для того, чтобы определить, насколько особенности нашего эго приближаются к нашему истинному «я» или соответствуют ему. Развитие восприимчивости порождает навыки более гармоничного общения с окружающими. Мы начинаем чувствовать намерения и предвосхищать поступки противника или партнера, что позволяет вести более конструктивный диалог.

Для развития восприимчивости необходимо научиться ощущать себя частью настоящего момента. Живя в настоящем времени, человек уравновешен, открыт для новых концепций и перспектив, способен трезво и непредвзято выбирать варианты ответа на вечно меняющиеся вопросы, которые задает нам жизнь. Мы постигаем ценность межличностных контактов и многое узнаем о природе истинной силы. Получая сигналы от противника, мы развиваем способность гармонизировать силу и в конечном счете устанавливать контроль над энергией взаимодействия. В итоге мы подчиняем конфликтную ситуацию своей воле.

Если говорить о целях, то способность к более продуктивному самовыражению укрепляет человека в стремлении продолжать служение искусству. Однако все цели предполагают завершение, конец; в нашем случае истинной целью является поступательное движение вверх по спиральному пути эволюции духа. С практикой приходят сила и радость освобождения от пут условностей и привычных стереотипов. Именно тогда проявляется истинное «я» человека. Приобретенная с опытом способность проникновения в суть вещей поддерживает процесс познания и саморазвития, что, в свою очередь, ведет к спонтанному, интуитивному восприятию потока жизни.

V

Закон цикличности распространяется как на природу в целом, так и на человеческую жизнь. Процесс познания также цикличен. В начале обучения внимание сосредоточено на изучении технических приемов и демонстрации способности контролировать противника, причем даже в тех случаях, когда имеется весьма поверхностное понимание особенностей самой техники. Если партнер по тренировке благожелателен, то может возникнуть ложное чувство собственного превосходства. Если же по той или иной причине партнер оказывает жесткое сопротивление, мы начинаем задумываться о правильности применения технических приемов или начинаем сомневаться в собственных способностях. В любом случае наше внимание сосредоточено на внешнем контроле за партнером.

Техника исполнения приемов может быть большой и малой. В начале обучения, когда мы полны энтузиазма, движения могут быть внешне энергичными, размашистыми и достигать большой амплитуды. С приобретением первых навыков создается впечатление, что нам все по плечу, а весь мир лежит у наших ног. Каждое движение дышит задором и отвагой самоуверенной юности. От движения буквально захватывает дух, и нам кажется, что подобный душевный подъем способствует эффективному выполнению технических приемов.

На следующем этапе обучения становится очевидным, что для исполнения тех или иных приемов не требуется столь значительных энергетических затрат, а внешняя отвага вовсе не означает фактической эффективности. Энергетические затраты сводятся к минимуму, пространство для выполнения приема сужается, и наше внимание переключается от конечностей к энергетическому центру тела. Техника остается по сути той же, но исполнение приемов приобретает новые черты.

Затем мы начинаем осознавать, что внешнее исполнение — это лишь грубое средство достижения контроля над противником. Однако в рамках этой «грубой оболочки» имеется немало способов для личного самовыражения.

Цикличность подразумевает возможность выбора. Сами циклы редко повторяются, но дают возможность осознать, что гибкое и творческое отношение к любой комбинации обогащает нас неповторимым личным опытом. Циклы дают нам возможность раз от раза улучшать результаты и на основе предыдущего опыта формировать новое многомерное миропонимание.

* * *

Бывают периоды» когда лучше забыть то, что, как нам кажется, мы знаем. Мастерству, как и любому совершенству, нет предела. Ничто не мешает росту мастерства так, как узость взглядов и самодовольство, которые гасят пламя нашей души.

Подобно тому как писатель оттачивает свое перо, так и изучающий искусство мастер переживает свои взлеты и падения. Короткие остановки на пути помогают как глоток свежего воздуха и формируют новый взгляд на вещи. На каждом этапе пути появляются свежие идеи и накапливается новый опыт. Остановки на пути разрушают старые стереотипы и способствуют дальнейшему совершенствованию. Используйте их для повышения своего уровня так же, как оперный певец делает паузу для вдоха, перед тем как взять высокую ноту.

Расставаясь с устаревшими воззрениями и установками, мы делаем это без сожаления об утраченном. Позади остаются старые декорации, былые учителя и наше прежнее «я». То, что стало частью нашей натуры, не исчезает бесследно, но освобождает место для новых свершений. Прошлое есть не что иное, как благодатная почва для сегодняшнего роста.

«Сытость» становится причиной неоправданного самодовольства, застоя и непреходящего, но ограниченного чувства удовлетворенности. Следовательно, надо пересмотреть свое отношение к такой «сытости», подобно тому как время от времени мы освобождаем свой дом от всякого старья. Ценность приобретенного следует определять, сообразуясь с теми достоинствами, которые ведут к дальнейшему росту, но не привязывают к ложному чувству собственной безопасности и мастерства.

Вновь и вновь возвращаясь к истокам, мы освобождаемся от ложных чар и иллюзии собственного совершенства. В этом смысле человек должен выйти за рамки обманчивого эгоцентризма и косного мышления и найти новые пути самореализации.

* * *

Обучение — это процесс получения знаний извне с целью обретения навыков. Подобно другим аспектам личного роста, начиная с детства и на протяжении всей жизни это извне изобилует учителями и иными внешними факторами, влияющими на наш опыт, технику, образ мышления, определяющими шкалу наших ценностей, пристрастий и самовыражения. Извне непоколебимо в своем стремлении сократить количество переменных личности и настаивает на соответствии своим стереотипам. Человеку же действительно намного легче принимать единственную возможность и не терзаться свободой выбора.

Со временем я понял, что гораздо важнее научиться познавать, чем просто усваивать банальные истины. Изучая искусство айкидо, я могу воспользоваться методической литературой и видеозаписями, демонстрирующими исполнение основных приемов. Я могу посетить несколько занятий, отработать конкретные приемы и решить, что совершил существенный шаг, приближающий меня к уровню мастера. Я освою позиции ног, научусь использовать руки для победы над противником. Я буду следовать всем указаниям инструктора, и мне покажется, что я постиг суть техники айкидо. Но затем у меня появится возможность посещать занятия в другой школе, обучаться под руководством другого инструктора, который откроет совершенно новые горизонты исполнения известных мне приемов. И тогда мне придется задаться закономерными вопросами: кому верить, какой инструктор лучше и в каком направлении двигаться мне самому?

Искусство — это самовыражение, которое никак нельзя назвать вегетативным процессом. Путь обучения рассчитан на личное постижение, которое не может тиражироваться, но является прерогативой индивидуума.

Как постижение, так и определяющий искусство творческий процесс не могут быть осуществлены посредством механического заучивания известных фактов. Очевидно, что, если к двум яблокам добавить еще два, сумма яблок будет равна четырем. Но кто определит сумму двух яблок и двух апельсинов? Уверен, вы найдете множество правильных ответов; некоторые из них будут принципиально отличаться от таких же правильных ответов других людей. Так стоит ли мне подсказывать вам ответ, когда вы способны найти его самостоятельно?

Искусство постижения — это процесс внутреннего возмужания, который может осуществляться без внешних проявлений эмоций, творческой активности, мудрости, навыков, личных предпочтений и т. п. Всему перечисленному нельзя научиться на групповых занятиях в школе; их цель — усвоение базовых знаний многими учениками, каждый из которых обладает уникальными личными качествами.

Итак, как мы учимся постигать?

 
< Пред.   След. >