Мощь и сущность атаки

I

Когда-то давно еще одна искра озарения вспыхнула в ее сознании. Был усвоен еще один урок, ломающий барьеры невежества и бездумного неведения. Это не было похоже на эвристическое восприятие, но скорее напоминало воду, бесшумно проникающую в неиспитую чашу нового аспекта реальности. Пришло понимание того, что неизведанное, прежде ускользавшее от внимания, всегда присутствовало, но было скрыто под вуалью собственной предубежденности.

Это случилось во время очередной тренировки, на которой отрабатывалась техника блокировки ударов в живот. Ее внимание было полностью поглощено многообразием приемов защиты, которые следовали один за другим. Не замечая ничего вокруг себя, она сосредоточилась на показанной инструктором технике уклонения от ударов.

На этом занятии «послания» следовали одно за другим. Она почувствовала, как ее техника обогащается новыми приемами защиты от конкретных атакующих ударов. Она увидела новые возможности воздействия на противника. Именно сегодня пришло осознание того, что лишь ее сопротивление сообщает силу атакующему удару. В противном случае удар в область живота остается только намерением. Она поняла, что, лишь подставив себя под удар, она может почувствовать мощь оппонента. Уклоняясь от траектории движения атакующей руки, она становится сторонним наблюдателем, на которого сила удара не оказывает никакого воздействия.

* * *

Как можно судить о ветре, если он недоступен нашему зрению? Для нас он не существует, пока мы не увидим результаты его деятельности. Сгибающиеся ветви деревьев подтверждают, что ветер дует, а то, сломаны они или слегка покачиваются, говорит о его силе. О ветре также можно судить по шумовому сопровождению, особенно во время бури, которая, как сказал поэт, «то как зверь... завоет, то заплачет как дитя». Встав на пути воздушных потоков, мы ощущаем ветер как освежающий бриз, пронизывающий холодом порыв или беспорядочное движение воздуха. Наше восприятие его движения определяют обстоятельства, в зависимости от которых он может доставлять нам удовольствие, раздражать или внушать чувство страха.

Ветер вступает во взаимодействие с лесом, нарушая его безмятежный покой. Он временно меняет форму тонких стволов и ветвей, ломая и круша их сопротивление. Те, которые способны гнуться и приспосабливаться к направлению движения воздушных потоков, возвращаются целыми и невредимыми в свое исходное положение, когда порыв ветра теряет свою силу.

* * *

Итак, в тот день в корне изменилось представление о силе. Теперь она воспринималась без страха, возникавшего от угрозы применения физического насилия. Сила стала рассматриваться как энергетический потенциал, проявляющийся во взаимодействии с посторонними объектами, отсутствие которых оставляет ее нереализованной. Встать на пути удара — значит поощрить его применение и испытать на себе его мощь. Вне взаимодействия сила не существует. Таким образом, сила — это совокупность ощущений, сформированная личным опытом.

Точно так же безобидные слова могут быть восприняты как вызов или оскорбление. Какова наша роль в идентификации действия как атаки и что заставляет нас принимать невинные намерения за начало боевых действий? В отсутствие объекта эмоциональный взрыв есть не что иное, как силовой потенциал. Как можно объяснить то, что не нашло себе применения вовне и в самом себе? Сопротивление предоставляет возможность эмоционального проявления, и чувства материализуются в конкретном силовом воздействии. Что происходит с силой эмоций, когда внешний объект остается невозмутимым, безответным и не дает повода для применения этой силы? Кто обладает истинной мощью -- тот, чей внутренний огонь готов вспыхнуть при первом сопротивлении оппонента, или тот, кто обезоруживает противника, не оказывая сопротивления?

Напрашивается вывод о том, что сила — это нечто, что отдается. Сознательно или бессознательно мы добровольно лишаем себя независимости и тем самым поддаемся влиянию внешнего и даже внутреннего воздействия. Оказывая сопротивление силе, мы отдаем энергии атакующего движения значительную часть собственного потенциала. Но, имея право выбора, мы отдаем инициативу другим. В то же время, уступая страху, мы позволяем ему управлять нашими действиями.

II

Мысленно встаньте в боевую позицию так, чтобы одна нога находилась спереди, а одна рука была вытянута вперед. Увидев, что вы готовы к отражению атаки, ваш оппонент нападает, пытаясь захватить запястье вытянутой руки. В момент контакта ладони и запястья, вы разворачиваетесь вокруг оси стоящей впереди ноги и следуете поступательному движению атакующего.

На что вы обратили внимание в первые мгновения схватки? На чем было сосредоточено ваше внимание — на внешнем, на внутреннем или на том и другом одновременно?

Что вы услышали в момент контакта? Возможно, ничего. Если это так, мысленно восстановите начало атаки и прислушайтесь к звукам, прозвучавшим в момент соприкосновения с противником. На этот раз вы услышите лишь скрип от соприкосновения подошв ваших обнаженных ступней с поверхностью татами. Еще раз оживите в памяти момент контакта и сосредоточьте внимание на других звуках, сопровождавших начало схватки. Слышите ли вы шлепок ладони противника в момент ее соприкосновения с вашим запястьем? Итак, вы переступили порог сознания, за которым можете считывать полезную информацию, Что говорит услышанный вами звук о столкновении с противником, о вашей и его восприимчивости и силе атаки?

И каковы ваши ощущения, возникшие в момент захвата? Что вы почувствовали — слабость, напор или сопротивление? Вновь и вновь мысленно возвращайтесь к началу поединка и анализируйте силовые ощущения, возникшие в момент контакта. Воспринимаете ли вы силу противника как дополнение к вашему собственному «танцу» или чувствуете угрозу своему воображаемому образу?

* * *

Описанный выше прием — разворот с уклонением в направлении движения атакующего (тэнкан) — является основой техники самозащиты. Это движение многократно отрабатывается в тренировочном зале, но не просто как технический прием, а как базовое движение оборонительной техники. Тем не менее это простое перемещение закладывает смысловую основу будущего мастерства.

В момент контакта с нападающим чувственные сигналы буквально бомбардируют эго обороняющегося. Звуки, ощущения и образы создают впечатление о противнике. «Пробужденный» айкидока способен воспринимать эмоциональное содержание схватки, ее пространственные параметры, проприоцепторные импульсы и мышечную активность. Устанавливается диалог прикосновений, и выбор той или иной техники остается за участником боя.

Каково смысловое содержание звуков и ощущений, воспринятых в течение этого спарринга? Соотносится ли сила шлепка по кисти с силой атаки? Свидетельствует ли этот шлепок о силе агрессора? Влияет ли наше восприятие и слияние с силой нападающего на мощь атаки?

Методика современной тренировки исключает угрозу реальной опасности для тренирующихся. Таким образом звук шлепка атакующей руки становится критерием, определяющим мощь нападения. Сила обороняющегося также определяется в зависимости от ощущений, возникающих при захвате его запястья.

Шкалу взаимодействия определяют два критерия — звук и осязание, — обеспечивающие обратную связь в процессе обучения.

Какими средствами вы располагаете, чтобы приглушить звук шлепка? Что вы предпримете для того, чтобы смягчить жесткость контакта, коль скоро он является всего лишь провоцирующим маневром?

Подобно тому как ветер воздействует на деревья, слейтесь воедино с атакующей силой, и звук исчезнет. Будьте внимательны и постоянно повышайте собственную способность к чувственному восприятию противника, ибо она является обязательной составной частью процесса обучения. Способность к эмпирическому постижению растет по мере того, как мы выбираем новые способы взаимодействия и отказываемся от привычной оценки действий и силы противника по внешним признакам. Процесс постижения связан не столько с методикой многократных повторений, сколько со способностью к сознательному осмыслению, с терпением, творческим поиском и личной заинтересованностью в результате.

III

В процессе обучения боевому искусству много внимания уделяется внешней форме исполнения технических приемов. Техника исполнения и финал боя поглощают наше внимание, ибо завершенность вызывает чувство удовлетворенности. И все же какими критериями мы руководствуемся, оценивая качество взаимодействия? Как мы оцениваем собственные действия? Определяется ли качество действий внешней формой или внутренним содержанием наших усилий? Каким образом эта шкала ценностей соотносится с концепцией силы и мощи?

* * *

Из «позы портного» (сидя со скрещенными ногами) она поднялась в положение стоя, чтобы отразить воображаемую атаку с фланга. Согласно указаниям инструктора, всю тренировку она отрабатывала быстрый подъем из положения сидя.

Ее усердие было вознаграждено, и успех вызвал приятное чувство удовлетворенности достигнутым. После того как она прочувствовала движение, ученица повторяла упражнение вновь и вновь, чтобы привыкнуть к новому приему. Вверх-вниз, вверх-вниз, и так в течение 1—2 минут, пока на лице не выступил пот и она не почувствовала усталость. Что стало причиной того, что удовлетворенность сменилась изнурительным усилием? Возрастающее напряжение стало причиной повышенной мышечной активности и неровного дыхания. В положении стоя ее движение завершалось еще до того, как могла бы возникнуть необходимость в применении оборонительной техники.

Как же оценить качество ее движений и, что более важно, качество ее вовлеченности во взаимодействие?

После непродолжительного отдыха, потребовавшегося для восстановления дыхания и расслабления мышц живота, она вновь приступила к тренировке. На этот раз сознание контролировало дыхание и его участие в движении. Во время первой попытки прерывистое дыхание указывало на неэффективность движений, но теперь координация дыхания и движения значительно облегчила задачу.

Во время следующего перерыва она почувствовала внутреннее напряжение, причиной которого стала повышенная мышечная активность. Это напряжение сводило на нет ощущение легкости, комфортности и эффективности движений, внушало чувство беспокойства и ограничивало способность быть готовой к любым неожиданностям.

Качество проявлялось не в том, что она делала, а в том, что она ощущала во время выполнения упражнения. Качество не подразумевало достижение цели, но обеспечивало процесс этого достижения. Качество определяло баланс психофизических элементов тела и разума и обеспечивало осознание силы взаимосвязи при минимальных энергетических потерях.

Таким образом, осознание обеспечило естественность и непринужденность движения. Скованность исчезла, перемещения стали грациозными и плавными, не потеряв своей силы, в едином потоке непрерывного движения. Теперь отпала необходимость в последующих указаниях по применению защитной техники. Возможности для дальнейшего взаимодействия возникли сами по себе. Техника перестала быть средством самоутверждения, но стала спонтанным, интуитивным выражением потока движения. Сознание вышло за рамки ситуативного восприятия и расширилось до уровня взаимодействия со всеми потенциальными угрозами и возможностями. Движение и внимание слились в едином скоординированном потоке интуитивного восприятия любой атаки.

V

Сопротивление и напряжение воспринимаются сознанием как средства защиты. Но такая безопасность не означает комфортного самочувствия. Как часто мы придерживались привычных моделей поведения, но при этом испытывали стремление к переменам и избавлению от неприятного чувства озабоченности и собственной уязвимости? Как известно, чувство самосохранения нередко заставляет нас совершать нелогичные поступки, а внутренняя скованность регулирует способность к самовыражению, личную свободу и уверенность в себе.

Практики проводят немало времени, отрабатывая технику кувырков вперед, назад и в сторону. Выполнение этих упражнений преследует конкретную цель — приучить свое тело к контакту с поверхностью земли (пола). При этом чередуются кувырки из верхней стойки и из положения сидя на коленях. Все это время ученики постигают науку адаптации к сложным ситуациям. Звуки и ощущения обеспечивают обратную связь, и перед новичками открываются новые возможности более гибкого взаимодействия. За кувырками следуют свободные падения из положения стоя, когда корпус слегка сгибается, как бы зависает в воздухе, а затем тело плавно приземляется на бок.

Айкидо — это искусство самозащиты. В любой момент айкидока должен знать, как перейти от атаки к действиям оборонительного характера. Именно последний аспект имеется в виду при отработке техники кувырков и свободных падений. Тренируясь в исполнении кувырков и прыжков, ученик постигает азы техники перехода от атаки к обороне и привыкает к приемам самозащиты в любой боевой ситуации. Однако не следует считать защиту прямой контратакой, но «перекатом с кулаками наготове», подобно тому как согнутые ветром деревья вновь выпрямляются во всей своей красе.

Жесткость защиты и сопротивление усиливают мощь атаки. Внутренняя напряженность, обусловленная желанием защититься от броска или иного нападения, способна лишь усилить мощь оборонительных действий. В таких случаях личные способы самозащиты оказывают медвежью услугу.

Умудренный опытом айкидока будет искать новые пути самозащиты. Предугадывая последствия, мастер постарается свести к минимуму применение техники противодействия. Опытный атакующий также воздержится от продолжения лобовой атаки и, надеясь избежать мощного оборонительного приема, предпочтет технику бросков. Находясь на безопасном расстоянии, атакующий тем не менее уже не является активным участником схватки.

Так в чем же состоит смысл тренировки? Для того чтобы полностью реализовать возможности тренировочных боев, ученик должен быть готовым к любому развитию событий. Готовность к атаке подразумевает умение приспосабливаться к различным способам силового воздействия. Лишь так можно обеспечить физическую защиту и сохранить обостренное восприятие. За счет адаптации к силовым линиям атаки или контратакующих движений происходит изменение силового воздействия. Сопротивление и напряжение, укрепляющие силу удара, дают возможность «слиться» с этой силой и нейтрализовать ее.

* * *

Как часто у нас не хватает воли действовать хладнокровно, легко и эффективно? Рассмотрим функцию дыхания. Дыхание — это естественный процесс, поддерживающий жизнь. Человек наделен этой функцией с момента рождения, и пока он жив, процесс дыхания непрерывен. Газообмен, являющийся производным этого процесса, настолько важен для организма, что даже короткие задержки дыхания могут привести к необратимым последствиям.

Дыхание поддерживает нашу способность жить и действовать. На короткое время задержите дыхание во время выполнения упражнениями вы поймете, что ваша способность к активному действию заметно снизилась. И напротив, если вы сумеете скоординировать дыхание с движением, ваш энергетический потенциал значительно повысится.

И все же очень часто мы забываем о координации дыхания. Так, желая сосредоточиться на внутренних переживаниях, мы невольно ущемляем дыхательную активность и тем самым добиваемся прямо противоположного результата. Порой мы впадаем и в другую крайность. Например, во время спарринга с несколькими противниками учащенное дыхание препятствует свободе движений; выбившись из сил, мы упорно продолжаем силовое противостояние и не замечаем, что ослабление мускульной силы возникает как прямое следствие нарушения дыхательного процесса. Какие привычки и привязанности значат для нас так много, что мы подавляем жизненно важную функцию нашего организма? Как мы ими обзавелись? Как случилось, что мы дали им столько власти над собой?

Отрекаясь от личной власти, мы отдаем право на защиту нашего «я» на откуп грубой физической силе. Силы восприятия, сознания, осмысления и свободы движения приносятся в жертву поверхностным знаниям, физической силе, сиюминутной выгоде и мнению окружающих. В безудержной погоне за знаниями мы действуем неэффективно, напрасно расходуя энергию, активизируя те группы мышц, которые лишь препятствуют свободному самовыражению. Учеба становится упражнением на скорость и результат. Грубая сила и решительность не брезгуют никакими средствами для достижения цели, не принимая в расчет энергоемкость, целесообразность и эффективность способов. Ручейки энергии текут в ложных руслах и неверном направлении. Семейные, социальные, культурные и образовательные факторы готовят почву для формирования стереотипов, соответствующих принятым стандартам поведения.

Достижение цели вознаграждает человека ложным чувством удовлетворенности, в то время как общепринятый процесс становления личности оставляет в подсознании человека свои губительные следы.

Для того чтобы делать меньше чем нужно и достичь большего, требуется мужество. Поможет ли вам эта мысль обрести желание действовать?

 
< Пред.   След. >