Управление и инициатива

I

Существуют ли новые способы ответа на вызов? Поиску иных путей взаимодействия всегда сопутствуют восприимчивость, податливость и способность к энергетическому слиянию. В искусстве айкидо разница в физической силе противников не имеет значения.

Сила атаки и сила сопротивления управляемы. С ростом мастерства айкидока избавляется от былых ограничений и привычных рефлекторных реакций; со временем у него появляются новые возможности для эффективного взаимодействия. Податливость помогает одерживать победу, но сама по себе победа является иллюзорной перспективой. Податливость и слияние создают основу для перехвата инициативы в процессе перехода от нападения к защите.

Верховенство в единоборстве утверждает не физическая сила, а способность к гармоничному движению. Способность контролировать ситуацию состоит в умении возвращать силу атаки ее источнику либо минимизировать ее применение. Новые пути взаимодействия следует искать в круговых движениях и других обходных маневрах, меняющих прерывистый характер прямого противодействия. Эффективную схватку характеризуют терпение, открытость и диалог, которые нейтрализуют атакующую силу и усиливают ответную реакцию. Взять инициативу в свои руки — значит трансформировать намерение, эмоциональное содержание и энергию атаки в конечное примирение противоборствующих сторон.

На вопрос сэнсея о полученных впечатлениях ученица ответила кратко: «о' кей». Возможно, этот ответ соответствовал ее ощущениям, но в нем отсутствовала информация, представлявшая хоть какую-то ценность для процесса обучения. «Ну и славно», — откликнулся учитель, но после короткой паузы задал тот же вопрос и вновь получил прежний ответ. На этот раз в голосе ученицы прозвучало недоумение, «К чему он клонит?» — подумала она.

«Ощущали ли вы легкость во время выполнения приема? Почувствовали ли вы сопротивление, которое пришлось преодолевать? Возникло ли у вас впечатление того, что именно вы являетесь хозяином положения, когда все происходящее в ходе схватки подвластно вашей воле? Не создалось ли у вас впечатление, что вы вели cxвaтку, подчиняясь обстоятельствам? Не возникло ли у вас чувства напряженности или заторможенности? Чувствовали ли вы, как ваши тело и разум вливаются в поток движения?» Учитель сделал паузу, чтобы ученица смогла осмыслить вопросы, а затем продолжил: «Каковы были ваши впечатления? Если вы не можете ответить на предложенные вопросы, повторите учебный бой, но на этот раз сосредоточьте внимание на процессе, а не на результате».

Зачем утруждать себя ответами на череду подобных вопросов? Предположим, что техническая сторона исполнения техники позволила вам одержать победу над противником. Не является ли это достаточным свидетельством вашего мастерства? В конце концов, искусство изучают, чтобы овладеть техникой самообороны и увидеть, как противник повержен или нейтрализован. Но допустим, что мы руководствуемся более возвышенной целью, чем практические аспекты защиты собственного тела. Если вы разделяете эту позицию — которой придерживаюсь и я, — то следует уделить внимание не столько внешним формам единоборства, сколько внутренним ощущениям, возникающим в процессе схватки. Чувственный опыт лает возможность идентифицировать те характеристики взаимодействия, которые определяют наши перспективы, самосознание и способность осуществлять контроль над происходящим.

Подчеркнутое внимание по отношению к таким качествам, как податливость, открытость, восприимчивость и способность к энергетическому слиянию, может создать ложное впечатление о том, что искусство лишено практической основы и позитивной мотивации. Однако элементы восприятия служат великой цели гармоничной трансформации взаимодействия, за счет которой перехватывается инициатива и осуществляется контроль над ситуацией. Основополагающим аспектом искусства айкидо является принцип, согласно которому любой конфликт может быть разрешен мирным путем и без уничтожения Противника. На практике мы превращаем гармоничное движение в контроль над взаимодействием. Такая способность управлять обстоятельствами позволяет достичь Делаемого результата, не нанося ущерба противнику.

* * *

Является ли способность к ситуативному контролю одной из целей тренировки? Если да, то что мы собираемся контролировать? Стремимся ли мы манипулировать окружающими, утверждая собственное превосходство, или желаем сохранить самообладание? Возможно, мы намерены разложить все по полочкам и определить все роли в сценарии жизни? Собираемся ли мы осуществлять контроль лишь на внешнем уровне или стоит начать с себя самого? Стремимся ли мы к творческому переосмыслению нашего опыта или руководствуемся желанием подчинить обстоятельства собственной воле? Руководит ли нами желание разумно управлять или нам нравится повелевать и ограничивать чьи-то возможности? Способны ли мы к открытому диалогу или желаем остаться в мире привычных ценностей? Принимая и сливаясь, мы согласуем свой опыт с внешними обстоятельствами, пытаемся их осмыслить и изучаем качество и направление единоборства. Беря инициативу в собственные руки, мы стараемся управлять потоком движения.

* * *

Сэнсей задает прежний вопрос: «Каковы были ваши впечатления?» На этот раз ученица дает развернутый ответ: «Что ж, моя техника была не так уж плоха. У меня все получалось, движения были свободными и непринужденными».

«Но вы выглядели слишком суетливой», — возразил учитель. Он повернулся к ее партнеру по спаррингу и задал ему тот же вопрос: «А каковы были ваши впечатления?»

«Я чувствовал себя выжатым как тряпка. Испытывая на себе мощь ее техники, я ощущал, как поток моего атакующего движения постоянно прерывается. Возникло ощущение, будто я нахожусь на коротком поводке, за который ежеминутно дергают».

«Но что именно вы чувствовали при этом» ?

«Мне казалось, что меня за что-то наказывают. Я утратил чувство самоконтроля и равновесия. Я превратился в боксерскую грушу. У меня не было шансов пересмотреть свою тактику. Я чувствовал, что утратил контроль над ситуацией, и не понимал, что происходит. Возможно, я чувствовал себя как шарик для игры в детский бильярд».

Сэнсей вновь обратился к оборонявшейся: «Вы понимаете, что именно имеет в виду ваш партнер, говоря о манере вашей обороны? Если да, то что вы сможете предпринять для того, чтобы напарник чувствовал себя более комфортно?»

Ученики возобновили тренировку. Оборонявшаяся вновь и вновь повторяла приемы защиты, проверяя возникавшие при этом ощущения. По окончании спарринга сэнсей задал ставший привычным вопрос: «Что вы чувствовали?»

«Вначале я пыталась сосредоточить внимание на плавности движений, на том, был ли поток прерывистым и как менялось направление объединенного движения. Затем я старалась сосредоточиться на дистанции боя и скорости выполнения приемов. Иными словами, я попыталась выяснить согласованность моих движений с движениями партнера. Так, после тянущего движения вниз я попыталась продолжить прием по дуге вверх, предоставив ему достаточно места и времени для перегруппировки в соответствии с моим замыслом. Я также старалась направлять его движение, но не понуждать его к резким перемещениям.

Какое-то время спустя мне показалось, что я утратила с ним контакт. Казалось, что дистанция между нами неумолимо возрастала; он ускользал, уходил из сферы моего влияния. Думаю, что мне еще придется

немало поработать над новыми способами установления контроля над ситуацией, научиться поддерживать контакт с противником, внушать ему чувство безопасности и направлять события в нужное мне русло».

В заключение учитель добавил: «Теперь, когда вы открыты для чувственных впечатлений, вам имеет смысл поработать с другим партнером».

* * *

В вопросе, начинающемся со слова «что», всегда есть ключ для ответа на вопрос, начинающийся словом «как». В ходе схватки мы выбираем способы взаимодействия, и в этом наша сила.

II

Контроль за счет подавления воли противника, даже в том случае, когда он осуществляется под влиянием чувства ответственности, значительно ограничивает возможности личности, лишая ее покоя и свободы. Внутреннее и внешнее расслабление способствует вовлечению в более безопасное взаимодействие и не нарушает целостность самосознания. Новые подходы к осознанию предыдущего опыта способствуют творческому развитию личности. Взаимоотношения меняются по мере того, как силовое давление и техническое превосходство уступают место творческой инициативе и мудрости гармоничного движения. Преображенная скорость одерживает победу над временем при условии плавного и непрерывного перехода от одного события к другому. Во время схватки мы обеспечиваем свою и чужую безопасность за счет полного погружения во взаимодействие с учетом дистанции и скорости.

Способность к самоконтролю — это производная наших страхов. Она появляется под влиянием самосознания, которое, в свою очередь, формируется с учетом морально-этических категорий. Самоконтроль внушает чувство собственной значимости, самоценности и воспитывает в человеке самоуважение. Измените подход к взаимоотношениям, к тому, что хорошо и что плохо, к нуждам и стремлениям личности, и контроль ослабнет. С течением времени способность контролировать ситуацию развивается от авторитарной модели в сторону гармоничного сосуществования, и жизнь начинает рассматриваться как естественная череда событий.

* * *

Соблазн прямого противостояния необычайно велик. Прямолинейная атака не оставляет места сомнениям и колебаниям. Руки непроизвольно поднимаются, чтобы «взять предложенное», а новые пространственные отношения (дистанция) обусловливают слияние двух душ. Соприкосновение нейтрализует энергию удара, значительная часть которой по спирали уходит вниз. Динамичная пауза, во время которой осуществляются энергетические приливы и отливы, поддерживает гуманную энергетику сосуществования. Вибрация единого энергетического потока нарастает до тех пор, пока разобщенность не одерживает верх.

III

Стремление взять инициативу в свои руки раскрывает перед нами тайны гармоничного движения. Неопределенность и загадочность вынуждают нас оставаться открытыми к взаимодействию со своим внутренним «я» и окружающими. Движением руководит не страх перед неизвестностью, а творчески осмысленная реакция на новое предложение.

Инициатива меняет динамику схватки. Атакующий и обороняющийся становятся, соответственно, ведомым и ведущим. Присущая инициативе воля к действию определяется устремлениями разума, тела и энергией противника. Техника бесконтактных ударов основана на движениях, предшествующих моменту физического соприкосновения. Телодвижение становится объектом осмысления и сосредоточенности. Изменение тактики ведения боя зависит от конкретной позиции, дистанции и скорости применения техники. Во время тренировки участники спарринга меняются местами, так как выбор роли зависит от возможностей, которые появляются в процессе взаимодействия.

Инициатива — залог безопасности оппонента. Сигналы, воспринимаемые как вызов, заставляют по-новому относиться к возможностям атаки или обороны. Непрерывность потока движения не оставляет времени для поиска новых тактических возможностей. Избыточная сила вынуждает участника боя к применению защитной техники и порождает сопротивление.

Инициатива создает предпосылки для согласованных действий участников схватки. Способность к инициативному энергетическому слиянию не умаляет самовыражения, но позволяет побуждать напарника к действию.

Путь практического применения навыков самообороны сопряжен с неизбежными трудностями. Порой человек попадает в силки ложного чувства собственного превосходства. Инициативные партнеры, которые на практике доказали свою способность к согласованному действию, превращают искусство в волшебство.

Партнеры-новички нередко бывают не подготовлены к полноценному энергообмену. Их движения отличаются скованностью и рефлекторными реакциями защитного характера. Неискушенные в применении укэми, они крайне озабочены вероятностью падения, и это опасение существенно влияет на их способность к растворению в атаке. Их действия в значительной степени предопределены. Они вольются в поток движения, лишь почувствовав в этом необходимость. Как часто мы поддаемся чужому влиянию, даже тогда, когда не видим в этом смысла?

Новички могут не понимать, что рутинная практика искусства требует структурного соучастия в процессе обучения. Нередко их атаки отличаются хаотичностью и обусловлены порочными указаниями некоторых наставников. Сопротивление все еще остается неотъемлемой частью их поведения, так как они из кожи вон лезут, чтобы доказать эффективность своей техники. Они просто не знают, что предпринять, чтобы действовать столь же эффективно, как другие. К сожалению, современная система образования и семейные отношения в значительной мере предопределяют модели поведения.

Вообразите, что девушка-новичок собирается нанести вам удар в область солнечного сплетения. Вы пытаетесь предугадать ее манеру исполнения атакующего приема. Будет ли атака настоящей, с передачей энергии противнику или ваш. оппонент лишь обозначит удар? Сможет ли она сконцентрироваться после нанесения удара или продвинется вперед? Способна ли она следовать вашим движениям или предпочтет выжидательную тактику?

В такие моменты вы просчитываете и собственные возможные действия. Сможете ли вы продемонстрировать новичку и себе истинное содержание искусства? Сможете ли принимать и брать на себя инициативу независимо от того, что вам предложено? Сможете ли привлечь внимание девушки-новичка к цели упражнения и при этом удержаться от применения силы?

Настраиваясь на худший вариант развития событий, вы мобилизуете свои способности к восприятию, слушанию и руководству. Удар наносится, и, уклоняясь, вы разворачиваетесь. Ваша левая рука сжимает кисть ее правой (ударной) руки. Вы не оставляете ей времени на раздумье и разворачиваете захваченную руку, нарушая ее равновесие. Повинуясь вашему усилию, она подает туловище вперед. Ваше «руководство» и мастерство служат залогом ее безопасности. Вы ощущаете поступательное движение ее туловища, вызвавшее частичную потерю равновесия. Останавливаться нельзя, и вы продолжаете тянущее движение с разворотом. Когда ваши возможности для дальнейшего движения на себя исчерпаны, вы начинаете движение по другой траектории. Вы разворачиваете противника по часовой стрелке, и она окончательно теряет равновесие. Как только ее туловище завершает разворот, вы отставляете левую ногу, чтобы освободить место для напарницы. Теперь вы готовы «вести» ее левой рукой, а правую руку заводите ей под подбородок. В этой позиции вы готовы к завершающему движению по касательной.

Мастерство в айкидо выражается в способности к руководству и никак не согласуется с угрозой и силой наказания. Согласованность действий, поиск и руководство способны умиротворить даже упорствующих и непримиримых, помочь сохранить им чувство собственного достоинства и нейтрализовать непродуктивную энергетику.

* * *

Если одним суждено лидерствовать, другим приходится повиноваться. Техника укэми с ее кувырками, перекатами и свободными падениями учит защищаться от последствий агрессии и сопротивления. Учеников обучают перекатам вперед, назад, в стороны, кувыркам через голову из любых положений и в любых ситуациях. Укэми — это защита, позволяющая приспосабливаться к конкретным условиям поединка. С помощью этой техники выкраивается время для безопасного переосмысления собственных действий. Практика укэми развивает гибкость и подвижность тела, учит правильному выбору позиции в зависимости от конкретной ситуации.

Еще одним аспектом айкидо считается умение следовать за ведущим. Это качество необходимо как нападающему, так и обороняющемуся, поскольку они оба — участники процесса обучения. То, что вначале является агрессией, становится взаимодействием тела, ума и движения.

Слово может воодушевить, смутить, приказать, подчинить и даже убить. Вербальное выражение поступков, обстоятельств и ценностных категорий фиксируется в нашем сознании. Двойственность хорошего и плохого, добра и зла, атакующего и обороняющегося, учителя и ученика, причины и следствия, ведущего и ведомого характерна для нашего мышления и поступков. Поэтому, дер, то у него должны быть последователи. Иначе теряется смысл, заложенный в этих словах. Но оставим лингвистический анализ филологам и рассмотрим концепцию ведущего и ведомого применительно к искусству айкидо.

Искусство айкидо основано на взаимодействии. Оно не привязано к парадигме атакующего и обороняющегося, но предполагает союз, устанавливая который мы воспринимаем жизнь такой, какова она есть. Все вербальные конструкции, определяющие различия, теряют свою власть над нашим мышлением и поступками. Во взаимодействии жизненного опыта мы поддерживаем духовную и энергетическую связь с окружающей реальностью. Мы сами делаем свой выбор. Но кто подразумевается под словом «мы» и как формируются сознательные мотивы нашего поведения?

IV

Нашей защитой являются уход от атаки и противодействие. Осуществляя контроль с позиции силы, мы вступаем в отношения с тем, кем желаем управлять. Поступая таким образом, мы стремимся подчинить других своей воле и одновременно ущемляем собственную свободу. Индивидуальная техника отражает эти личностные качества. Жесткость, с которой мы хватаем противника за руку, дистанция, которую мы выбираем для взаимодействия и характер перемещений во время схватки свидетельствуют о качестве контролирующего аспекта в наших действиях. Перемещения тела и ответная реакция на действия соперника устанавливают некую взаимосвязь. Избыточное силовое давление ведущего ограничивает не только возможности ведомого, но и его собственные. Расширение сферы влияния обеспечивает безопасность и придает чувство уверенности, присущее опытному кукловоду.

Возьмите в руки дзё и приготовьтесь нанести удар. Проецируйте свое эго на дзё, мысленно удлиняя его. Границы ваших владений отодвигаются, по мере того как сфера влияния расширяется, устанавливая новые взаимоотношения. Представьте, как поток внутренней энергии течет по рукам и дзё. Обеспечивает ли мысленное увеличение дистанции вашу безопасность? Какие изменения произошли в вашем самосознании после того, как воля к действию сместилась из вашего центра на внешний конец дзё?

В рамках искусства айкидо определяются отношения с самим собой и с внешним миром. Центр соотносится с периферией, внутренние мышцы — с внешними, проксимальные сочленения — с периферическими. Из центра бытия наше влияние силой разума и сознания распространяется на иные миры. Наше мастерство находит применение и усиливает чувство личной власти. С изменением — увеличением или сокращением — дистанции отношения меняются, и возникает необходимость в соответствующей корректировке скорости применения технических приемов. Спектр углов и траекторий исполнения техники существенно увеличивается. Проецируя свое эго во время схватки, мы обогащаем взаимодействие, применяя технику ма-ай. После установления гармоничной дистанции сфера нашего влияния расширяется, возможность направлять ход боя в нужное русло увеличивается и ответная реакция более не определяется исключительно контратакой. Такое расширение порождает новое представление о самом себе.

Расширению присуща сила обратной связи, объединяющая личность и окружающих. Подобно тому как глаза указывают направление телу, гармоничная дистанция определяет наши движения. При этом устанавливается связь между моим и вашим центрами, ибо мой энергетический поток согласуется с вашим «предложением» и становится проводником на пути исследования новых способов взаимодействия.

Расширение питает и формирует новое представление о самом себе. Сосредоточьте внимание на передней части своего тела, а затем перенесите его на кончики пальцев. Почувствуйте связь между телом и энергией расширения. Ощущаете ли вы новые возможности для более эффективного взаимодействия?

Переключите внимание на заднюю часть тела. Вновь перенесите его на кончики пальцев, но на этот раз прислушайтесь к ощущениям, возникающим сзади. Направьте эту энергию в сторону «расширения» рук и почувствуйте энергетический толчок, Затем представьте, что энергетика спины берет инициативу на себя. Почувствуйте конфликтность этого энергетического потока, ибо спина более не поддерживает расширение вашего внимания вплоть до кончиков пальцев. А теперь объедините энергетику всего тела в единый и целенаправленный поток. Каким образом два варианта энергетического воздействия отразились на вашей способности к слиянию, руководству и контролю? Остановите свой выбор на том потоке энергии, который наиболее приемлем в данный момент.

* * *

Внутренне расслабьтесь. В какой бы позиции вы не находились — сидя, лежа, стоя, — избавьте свое тело от каких бы то ни было напряжений. Расслабьтесь на полу или откиньтесь на спинку кресла. Освободитесь от любых влияний — ментальных, эмоциональных или физических. Отбросьте в сторону защитную броню самоконтроля.

Вдохните и расслабьтесь. Задержите вдох до тех пор, пока напряжение расширения не уступит требованиям движения. В потоке этого движения вернитесь в свой центр. Сделайте еще один вдох и почувствуйте ограничения, вызванные задержкой дыхания. Каков предел расширения границ вашего энергетического влияния? Является ли этот предел непреодолимым для возможностей вашего тела и восприятия вашего разума? Пробудил ли мой вопрос ваше воображение? Возникло ли у вас стремление к творческому поиску новых возможностей?

Если вы освободились от привычных ограничений, попытайтесь нащупать путь, дарующий это освобождение. Появилась ли у вас возможность беспрепятственного продвижения к своей истинной сущности или ограничения продолжают удерживать вас на пути к заветной цели? Является ли обретенная свобода полной или вы все еще находитесь в силках иллюзий и заблуждений?

Сделайте вдох, затем выдох и слушайте историю, которую рассказывает поток движения. Будьте внимательны, слушайте, задавайте вопросы и переосмысливайте свой жизненный опыт.

Когда придет время, появятся новые идеи и новый опыт. Вдыхайте воздух и впитывайте энергию, которая поможет расширить границы ваших впечатлений. Следите за эманациями световой энергии тела; отбросьте ограничения, ставшие препятствием на пути постижения истины. Распахните дверь, ведущую в дом нового чувственного опыта. Пусть дыхание будет непринужденным и поддерживает вашу способность к расширению. Постарайтесь осмыслить новое самоощущение. Расширение сознания формирует самовыражение и меняет качество личности.

 
< Пред.   След. >