Движение в потоке

I

Представьте, что вы превратились в скалу или огромный валун. В своем сознании создайте образ собственной тождественности этому камню. Почувствуйте и испытайте его качества как свои собственные. Представьте его размер, плотность, форму, твердость и минералогический состав. Станьте этой глыбой и почувствуйте свою непоколебимость. (Какие из человеческих качеств вызывают у вас ассоциации со скалой?) Мысленно восхищаясь этими качествами, попробуйте создать импульс для движения. Какое усилие требуется для того, чтобы сдвинуть камень с места? Нужна ли вам помощь, чтобы начать движение, и что требуется для его продолжения? Полагаетесь ли вы на силу тяжести или инерцию? Создайте мысленную картину окружающего вас ландшафта и представьте способы взаимодействия со всем, что встречается на вашем пути. Затем вы наталкиваетесь на препятствие, которое останавливает ваше продвижение вперед, умаляет силу инерции и бросает вызов вашей силе. Что следует предпринять для того, чтобы продолжить поступательное движение?

Сделайте паузу, чтобы мысленно восстановить образ скалы.

Теперь попробуйте отождествить себя с большим водоемом. Почувствуйте его качества. Ощущаете ли вы его прохладу, текучесть, стремление к расширению, распространению и обтеканию любого препятствия? Почувствуйте усилие, необходимое для начала движения потока воды. Наблюдайте, как неподвижная вода становится потоком, проникающим и просачивающимся сквозь любое препятствие. Испытайте свою силу трансформации в связи с меняющимися обстоятельствами. Течет ли вода стремительным потоком, находится ли она в состоянии покоя, обтекает препятствия или просачивается сквозь них — она, то есть тождественная вам сущность, остается неизменной и нескончаемой при любых обстоятельствах.

* * *

Жизнь — это движение, и лишь физическая и ментальная неспособность к гибкому взаимодействию и жесткость могут привести к преждевременному завершению свободного спарринга. Эти же качества препятствуют развитию любых других отношений. Естественное движение, свободное от условностей и суетности, избавляет от завышенной самооценки — чувства, препятствующего любому эффективному взаимодействию. Естественное движение способствует непредвзятому восприятию любого события вне связи с концепцией добра и зла. Оно помогает сохранять хладнокровие и невозмутимость. Естественное движение взаимодействует в потоке жизни, используя все силы для эволюционного развития личности.

Мы вправе самостоятельно и без предубежденности выбирать свой образ действий. Мы можем слиться с потоком или дождаться некого обстоятельства, способного подтолкнуть нас к действию. Мы можем выбрать и любой другой вид деятельности.

Поток — это динамичный опыт. Это извечное коловращение событий, противостояния и взаимодействия в процессе известных и неведомых аспектов существования. Это рандори, незатихающая схватка с противниками, действия которых непредсказуемы. Мы можем слиться с потоком или противостоять ему до тех пор, пока его сокрушительная сила не преодолеет наше сопротивление. Аналогичным образом мы можем раствориться в схватке. Подобный переход от одного состояния к другому может осуществляться непрерывно, незаметно и последовательно. Непредвиденные препятствия, воспринимаемые непринужденно, пробуждают волю к действию. Каким образом непредвиденное влияет на ваши действия? Может быть, гипотетическое «если» парализует ваше движение и ограничивает способность к самовыражению? Как вы относитесь к своим поступкам: как к выполненной задаче, достигнутой цели или утомительному занятию? Или, подобно потоку, ваша жизнь отличается постоянством, непредвзятостью, невозмутимостью, стабильностью и уравновешенностью?

Рациональное мышление весьма эффективно защищает личность до тех пор, пока действие осуществляется в привычной и хорошо знакомой обстановке. В этом случае выбирается оптимальный вариант самозащиты. В то же время оно не может служить опорой и защитой при взаимодействии с неизведанным, неожиданным, непостижимым и незнакомым. Возникает ситуация, когда рассматривается лишь одна возможность правильной реакции на происходящее. Не является ли такой подход явной уступкой условному эго и не приносится ли душа в жертву подобному самоограничению? Не следует ли вспомнить о том, что любая ситуация подразумевает возможность выбора, а активное присутствие обеспечивает безопасность и свободу самовыражения?

Поток следует воспринимать на чувственном уровне. Позвольте кинестезическому ощущению потока «вести» вас по жизни, полной неопределенности и невообразимых возможностей. Пусть ваши действия будут спонтанными, конструктивными и доверительными. И если вы преуспеете в этом, то следите за переменами, происходящими с вашим воплощенным «я». Ваше самовыражение станет гармоничным, привлекательным, своевременным и эстетичным во всех его проявлениях.

II

Я поклонился, и этот жест приговорил меня к взаимодействию с неизведанным. Я был готов принять невообразимый, непрерывный поток предложений от тех, кто намеревался испытать мое мастерство. Время на размышления истекло, и слева последовал первый боковой удар в голову. Другие противники ожидали своей очереди спереди и слева. Мою спину прикрывала стена.

Выбор позиции представлялся более важным, чем способ применения техники. Позиция давала больше шансов на выживание, чем классическая стратегия ведения боя.

Я вошел в контакт с рукой противника еще до того, как его удар достиг цели. Направление удара сместилось вверх. В разгар атаки у меня появилась возможность не только уклониться от первого удара, но и встать в позицию, делающую меня недосягаемым для, других атакующих. В данной ситуации техника была не более чем помехой. Сделав разворот на передней ноге, круговым движением я переместил туловище к краю татами. Затем я вошел в контакт с атакующим, и этого было достаточно для того, чтобы направление его атаки подчинилось моему перемещению. Теперь меня и остальных противников разделяло туловище первого нападающего. Его движение слилось с моим, а тело служило моим живым «щитом».

В тот момент не было нужды предпринимать какие бы то ни было действия, так как позиция была безопасной, и я мог спокойно дожидаться, пока очередной нападающий раскроется. Атакующие сменили позиции и также ожидали, когда цель станет достижимой. Мне было несложно манипулировать своим живым «щитом», ибо он не знал о моих намерениях, а его внимание было сосредоточено на том, чтобы защитить себя от возможных ударов своих напарников. Я же оставался спокоен и терпеливо ожидал дальнейшего развития событий.

Мои движения ограничивались небольшой площадью на татами, которая, впрочем, была вполне достаточной для удержания оборонительного рубежа. Я ощущал взаимосвязь между собой и моим «щитом», постепенно «расширяясь» вперед и сокращая разделявшую нас дистанцию до тех пор, пока мы не составили единое целое. Мои движения были подчинены силовым линиям схватки и одновременно желанию повлиять на ее развитие. Мне следовало продолжать проявлять активность, а не оставаться в роли пассивного наблюдателя внешнего энергетического вторжения.

Однако некоторое время спустя мой «щит» предпринял попытку изменить свое подчиненное положение на более выгодное. Я не препятствовал его движению, ожидая, когда появится новая возможность поставить его действия под контроль. Наконец я воспользовался предоставленной мне возможностью и изменил стиль своего взаимодействия с ним и с другими соперниками. В течение нескольких мгновений, которые казались минутами, мое дыхание было ровным и ничто не мешало бдительному наблюдению за ходом развития событий.

В это время остальные участники атаки продолжали ожидать, когда я раскроюсь, и имитировали ложные атаки, чтобы сбить меня с толку и найти брешь в моей обороне. Их действия представляли косвенную угрозу моей позиции, и я решил взять инициативу на себя. Продолжая удерживать свой «щит», я вытолкнул его навстречу атакующим. При этом я продолжал присутствовать в потоке общего движения, ожидая новой возможности для эффективного взаимодействия. Возможности появились с двух сторон и раньше, чем я рассчитывал. Я воспользовался ближайшим предложением и синхронизировал с ним свое движение. Я не задумывался о правильности моей ответной реакции, а лишь чувствовал ее приемлемость для данной ситуации. Для меня не имело значения, каким будет характер следующего нападения, ибо я ничего не знал о намерениях соперника. Мог ли я надеяться на то, что эти действия дадут мне преимущество в очередном противостоянии? То, что происходило сейчас, было лишь промежуточным этапом в потоке общего взаимодействия.

Контролируемое моим «расширением» гармоничное движение наших тел породило силу, которая отбросила его на второго соперника. В то время как остальные атакующие на мгновение застыли от неожиданности, мне представилась еще одна возможность взять инициативу в свои руки. Я имитировал атакующее движение и вывел из равновесия одного из моих соперников. Тем самым я подчинил его своему контролю. Не теряя времени на размышления, я отбросил его на группу нападающих, и последующая суматоха подсказала направление моего дальнейшего движения.

Наконец атакующие преодолели растерянность и с удвоенной силой возобновили нападение. Дистанция между нами заметно сократилась. В ответ на их выпады я последовательно делал шаг в сторону или назад, разворачивался и продолжал контролировать общее движение, невзирая на правила, пренебрегая техникой и традиционной стратегией. Я крутился как белка в колесе, чтобы избежать поражения и получить возможность полного контроля над ситуацией.

Постепенно атакующие объединили свои усилия и предприняли совместное нападение. Инстинктивно я стремился выйти за пределы сжимающегося вокруг меня кольца врагов. Я выбрал проход между двумя из них и совершил кувырок, который позволил мне вырваться из окружения. Мой маневр дал мне время подготовиться к очередной атаке; в этот момент это было все, что мне нужно. Мое движение и обретенная свобода дали мне шанс продолжать творческое взаимодействие в потоке развивающихся событий.

* * *

Куда увлечет вас поток движения? Вы желаете получить ответ? Если да, то почему? Всегда ли осуществляются ваши планы по взаимодействию и как вы планируете неведомое?

Гипотетические планы представляют сомнительную ценность» так как реальность творится в настоящий момент. Лишь происходящее в настоящем взывает к соответствующему ответу. Момент истины определяется настоящим, но не может быть идентифицирован путем предварительных умозрительных спекуляций.

Таким образом, занятия искусством становятся импровизированным театральным действом или танцем-импровизацией. Практик готов к любому вызову и в то же время не готов дать единственно правильный ответ. Атакующие, окружающая среда, впечатления, система ценностей, психика самого практика — вот факторы, формирующие конкретное взаимодействие. Все участники схватки погружаются в это взаимодействие, в процессе которого формируются обратные связи. Спонтанность действий — это свобода.

Зная об уникальности каждой схватки, мы должны одновременно размышлять и действовать, чтобы вызвать интуитивную ответную реакцию, основанную на накопленных знаниях, жизненном опыте и врожденной способности к осмыслению. Действуя, мы творим адекватный ответ, созвучный нашим ценностным категориям, сознанию и способностям. В тренировочном зале именно новички демонстрируют способность к спонтанному действию. У них мало опыта и, соответственно, нет предрасположенности к интеллектуальному осмыслению боя. Напротив, они открыты для взаимодействия в потоке.

Мы говорили о выборе как о возможности более полного самовыражения. В то же время возможность выбора в значительной мере ассоциируется с техникой и здравым смыслом. Когда человек в потоке, у него нет времени рассуждать и принимать решения. В потоке осмысление и действие осуществляются одновременно. Все, что происходит за время схватки, происходит в потоке и обусловлено ощущением правоты собственного выбора и кажущейся правильностью ответной реакции. Схватка превращается в творческий процесс свободного и спонтанного самовыражения .

 
< Пред.   След. >